Амирам Григоров. Летний кинотеатр.

Пусть литься беззвучным дождям суждено
И лица просты, как в кино,
Таком, где в парче и цветочной крови
Индусы поют о любви.

Пускай в кинобудке не гаснет спираль,
И всё повернётся, как встарь -
Я, в белом тюрбане, верхом на слоне,
Возникну на белой стене,

О Сита, я вижу, глядишь из окна
И ты молода и бледна.
А мы целоваться не смеем с тобой -
Ну, точно, как в жизни иной

Я, в семьдесят добром, забытом году
Тебя непременно найду,
И Вишну спасёт, и насадит Аллах
Цветущие вишни в садах.

Бродяга, бродяга, наверх не гляди,
Не думай, что там, впереди,
И выше, под облачной ватой, блестят
Лейкозные клетки плеяд,

Что плёнка закончится, включится свет,
И станет не нужен билет,
И зрители встанут и по одному
Уйдут в непроглядную тьму.

(no subject)

Каторжная баллада

За вашу и нашу свободу
Парнишка бороться мечтал.
К две тыщи десятому году
Он правозащитником стал.

В защиту сидельцев несчастных
На митинги парень ходил,
А также на марш несогласных -
"Стратегию 31".

Однажды эфебы омона
Схватили парнишку того,
Нарушив права и законы,
В застенки швырнули его.

Кремлевских опричников свора
Расквасила узнику нос,
Потом в кабинет прокурора
Его повели на допрос.

Как ставленник правящей клики
И цербер их верный притом,
Сидел, фабрикуя улики,
Младой прокурор за столом.

Парнишка готов к произволу,
Но стал удивлен его взор:
Красивого женского пола
Был тот молодой прокурор.

Уста его словно кораллы
И даже пурпурней чуть-чуть,
Мундир прокурора вздымала
Высокая девичья грудь.

Поднял он глаза на парнишку -
Ну, в смысле, она подняла, -
И словно бы молнии вспышка
Обоих спалила дотла!

В ментовском зловещем подвале,
Где пол по колено в крови,
Обое они застонали
От ихней внезапной любви.

Одежды с них мигом слетели,
Сплелися конечности тел,
И стала им брачной постелью
Гора сфабрикованных дел.

А утро когда наступило,
В порядок мундир приведя,
Ему прокурор заявила:
«До смерти люблю я тебя,

Но я патриотка по жизни,
А ты из враждебной среды,
Поскольку стабильность Отчизны
Дестабилизируешь ты.

Нельзя мне любить либерала, -
Сказала парнишке она, -
Властям я служить присягала
И буду присяге верна.

Отныне застынет ледышкой
В груди моей сердце пускай.
Прости, мой любимый парнишка,
Прости и навеки прощай!»

Collapse )

(no subject)

Куняев Станислав Юрьевич


Размышления на старом Арбате


Ах, Арбат, мой Арбат, ты — моя религия…




Где вы, несчастные дети Арбата?

Кто виноват? Или Что виновато?..

Жили на дачах и в особняках —

Только обжили дворянскую мебель: 

Время сломалось, и канули в небыль…

Как объяснить? Не умею никак…


Сын за отца не ответчик, и всё же 

Тот, кто готовит кровавое ложе,

Некогда должен запачкаться сам…

Ежели кто на крови поскользнулся

Или на лесоповале очнулся, 

Пусть принесёт благодарность отцам. 


Наша возникшая разом элита, 

Грозного времени нервная свита, 

Как вам в двадцатые годы спалось? 

Вы танцевали танго и чарльстоны, 

Чтоб не слыхать беломорские стоны 

Там, где трещала крестьянская кость. 


Знать не желают арбатские души, 

Как умирают в Нарыме от стужи 

Русский священник и нищий кулак… 

Старый Арбат переходит в наследство 

Детям… На Волге идёт людоедство, 

На Соловках расцветает Гулаг. 


Дети Арбата свободою дышат 

И ни проклятий, ни стонов не слышат, 

Любят чекистов и славят Вождя, 

Благо, пока что петух их не клюнул, 

Благо, из них ни один не подумал, 

Что с ними станет лет семь погодя. 


Скоро на полную мощность машина 

Выйдет, и в этом, наверно, причина, 

Что неожиданен будет итог… 

Кронос, что делаешь? Это же дети — 

Семя твоё! Упаси их от смерти!.. 

Но глух и нем древнегреческий рок. 


Попировали маленько — и хватит. 

Вам ли не знать, что история катит 

Не по коврам, а по хрупким костям. 

Славно и весело вы погостили 

И растворились в просторах России, 

Дачи оставили новым гостям. 


Всё начиналось с детей Николая… 

Collapse )

(no subject)

Комендант корпуса морской пехоты США Роберт Неллер предупредил американских военных о надвигающейся войне.

Надеюсь, что я ошибаюсь, но надвигается война…

Неллер подчеркнул, что морпехи должны оставаться готовыми к бою в любое время, предсказывая, что грядет "большая битва".

Как сказал то ли Прилепин, то ли Ницше

«Бессмысленно поколение, не видевшее войны».

И мы как осенние листья сгнившие

Будем ветром истории унесены.


Но сейчас, слава Богу, передышка окончена

Выросли для полковников новые солдаты и сержанты

Жнецы вышли в поле, серпы наточены

Нивы побелели и готовы к жатве.

В.Емелин     авг. 30, 2016|10:51